Что такое «Зов пустоты»?

Бывало ли , что подойдя к краю крыши или обрыва у вас появлялось странное желание прыгнуть вниз?”

Около 80% опрошенных в психологических опросах отвечают, что бывало.

Некто думающий, что он один такой, и всерьез боящийся, что с его головой что-то не так, впоследствии узнаёт, что у большинства знакомых при приближении к обрывам и пропастям тоже были такие мысли. Они тоже длились всего пару мгновений и ничем не были подкреплены.

Далее оказывается, что эти секундные иррациональные мысли уже давно были замечены многими людьми. Ещё до психологов внимание на них обратили писатели.

Предоставим слово Эдгару По: «Мы стоим на краю пропасти. Мы глядим в бездну — у нас кружится голова — нам дурно. Наше первое движение отступить от опасности. Непонятным образом мы остаемся. Среди страстей нет страсти более дьявольской и более нетерпеливой, чем та, которую испытывает человек, когда, содрогаясь над пропастью, он хочет броситься вниз. Позволить себе, хотя бы на одно мгновенье, думать, — означает неминуемую гибель; ибо размышление велит нам воздержаться, и потому-то, говорю я, мы не можем».

Подобные мысли описал и Жан-Поль Сартр: «Страх возникает не от того, что я могу упасть в пропасть, а от того, что я могу в нее броситься». Он даже дал имя этому феномену — L’appel du vide, что с французского переводится как «Зов Пустоты».

И, конечно же, нельзя не вспомнить Фридриха Ницше с его известным «если ты долго смотришь в бездну, то бездна тоже смотрит в тебя».

Единого объяснение этому феномену по сей день нет. Если писатели прошлого связывают эти мысли с суицидом и романтизируют их, то современная наука установила: более половины из столкнувшихся с этим феноменом в себе никогда даже и не думали о суициде. Однако, чем чувствительнее человек к физическим проявления тревожности, тем выше шанс возникновения в нём этого чувства. Ученые назвали это High Place Phenomenon — Феномен Высокого Места.

У антропологов есть своя версия. Они считают, что это просто поведенческий рудимент, который достался нам от дальних предков. Древние приматы, от которых произошли современные люди, много времени проводили на деревьях, перепрыгивая с ветки на ветку. По мнению антропологов, наше странное желание наклониться вперед и прыгнуть с высоты это и есть тот самый предпрыжковый рефлекс древних приматов, и не более того.

Мой интерес к базовым механизмам человеческой психики связан именно с тем, что в своей практике я постоянно убеждаюсь: бОльшая часть психологических проблем человека связана, так или иначе, именно с этими базовыми механизмами, а не с сиюминутными обстоятельствами или с мимолётными убеждениями.

Поэтому и я в своих рассуждениях мимо столь значимого вопроса психологии пройти не мог. Выводы предоставляю вашему вниманию.

Ключевым моментом в объяснении этого феномена является то, что подобное чувство – притяжение, Зов пустоты, — возникает у человека не только при взгляде в бесконечность и пустоту под ногами, но и при взгляде в бесконечность и пустоту над головой, и при взгляде в бесконечность и пустоту на линии горизонта, т.е. перед собой.

Вспомним, с каким вниманием смотрит Андрей Болконский у Толстого в небо Аустерлица. Вспомним, с каким вниманием и каждый из нас смотрит в небесную бескрайность – неважно, в звездно-ночную, или в дневную голубизну, — и как эта бесконечность притягивает.

Вспомним, какое гипнотическое чувство возникает у каждого на берегу океана или моря, при вглядывании в водную даль. Вспомним притяжение и этой, находящейся на уровне нашего горизонта, бесконечности, наше желание немедленно туда отправиться. Для профессиональных моряков это и есть тот Зов моря, который не позволяет им подолгу задерживаться на берегу.

Итак, наше внимание привлекает любая бесконечность, любая пустота, а не только бездна под ногами. Посему никакого отношения к суицидальным мыслям и мотивам сие не имеет – при падении в небо, или за линию океанского горизонта, понятно, самоубиться/разбиться нельзя.

Так почему наш мозг столь внимателен к ситуациям, в которых он не встречает вообще никаких пространственных координат, либо они отодвинуты от нас столь далеко, что уже не воспринимаются как таковые?

Как водится, даю два объяснения: одно чуть более романтическое, другое – позитивистское.

Первое состоит в том, что мозг вообще все ограничения, пределы, воспринимает как условность, как нечто, в реальности не существующее. Такое восприятие существует и в нашем бессознательном.

Однако наше сознание, в противовес этому, просто напичкано разного рода ограничениями, пределами и запретами. Человеческая социализация, воспитание, культура суть формирование системы пределов и ограничений – в этом их главное назначение и содержание.

Иными словами, наше бессознательное не видит никаких пределов и ограничений там, где наше сознание их для себя возводит. Отсюда и все мысли типа: «Хочу, но не могу себе этого позволить».

А почему не можешь? «А потому что…», и дальше идёт название барьера, стены, забора, запрета, который установлен психикой на пути к этому «Хочу».

Бессознательное пасует перед установленным психикой, перед возведённым сознанием барьером, соглашается считать этот барьер реальностью, – но поверить в его реальность не может и продолжает хотеть.

Подлинной же реальностью для нашего бессознательного, для нашего мозга является отсутствие всех пределов – то есть бесконечность, пустота, бескрайность. «Куда хочу, туда и лечу».

Именно поэтому наше бессознательное столь цепко и восприимчиво к любым ситуациям в окружающем мире, которые иллюстрируют, подтверждают эту его реальность. Созерцая бездну под ногами, океанскую даль, небесную бесконечность, наше бессознательное словно бы говорит нашему сознанию: «Вот, смотри, предела нет: а ты говорило, что есть. Значит, право я, а не ты».

Другое объяснение весьма утилитарно. Представьте себя в ярко освещённой комнате, в которой Вы не видите ни стен, ни потолка. Или наоборот – в кромешной темноте. То есть в ситуации, когда для Вашего мозга почти отсутствуют пространственные координаты (если не считать пола под ногами, а то Вам было бы совсем нехорошо).

Какую потребность Вы испытываете? Правильно: начать двигаться с аккуратно выставленными перед собой руками, в надежде найти – что? Что угодно: стену, предмет, барьер, короче, любой предел, любое ограничение пустоты, которое сориентирует Вас в пространстве, задаст Вашему мозгу пространственные координаты.

Ваша потребность двигаться в бесконечность – прыгнуть в пропасть, отплыть в океан, взлететь в небо, — ровно того же характера. Это потребность упереться в стену, обрести предел, найти пространственную координату – ибо без них Ваше сознание конфликтует с бессознательным, с Вашим мозгом.

Пределы, запреты, стены и барьеры формируют нашу картину мира и создают для нас возможность движения и потребность в этом движении. Без них мы обречены созерцать лишь пустоту и бесконечность. А это последнее – удел лишь избранных, стезя закалённых философов с крепкими нервами. Мозги всех прочих всегда требуют стены, о которую можно опереться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *