Кон, закон, и что говорит Конституция

Кинорежисёр А.Кончаловский в одном из своих интервью обронил: «Я, очевидно, всё же очень русский человек, поскольку живу не по закону, а по понятиям…»

Такая вот мысль.

Вероятно, чтобы её понять, следует сделать пару оговорок.

Термин «понятия» для большинства людей носит выраженный характер причастности к некоей криминальной среде. То есть «понятия» — это у гопников и бандитов. А у, так сказать, нормальных людей — у них закон.

Но, согласитесь, режиссёр А.Кончаловский как-то мало походит на гопника и бандита. Так что же это: «понятия»?

Есть такое английское слово «intelligence». Его, как правило, на русский язык переводят, что называется, «в лоб»: интеллект. Хотя, строго говоря, это не перевод, а транскрибирование. Было слово, записанное латиницей, мы это же слово записали кириллицей, и получили «интеллект» вместо «intelligence».

Разве же это перевод? Ну это всё равно, что вместо «butterbrot» сказать «бутерброд». Это не перевод. Перевод звучит так: butterbrot – это хлеб с маслом. То есть перевод с чужого языка должен отражать суть предмета, а не просто транскрибировать определение.

С этой особенностью перевода слова «intelligence» связана череда забавных фейков, вроде появления в поп-психологии термина «эмоциональный интеллект». Прямо целые книжки выходят, в которых этот самый, якобы существующий, эмоциональный интеллект, подробно описывается…

Разумеется, никакого «эмоционального интеллекта» не существует: по причине, о которой ниже. Но миф устойчив. А причина, всего-навсего, в нерадивости переводчиков…

Слово «intelligence» на русский язык корректнее всего перевести как «способность к пониманию». Да, сложновато. Можно чуть проще, как «понимание»: хотя первый вариант точнее отражает содержание.

Ну, или как «понятия».

Да-да: то, что в английском обозначается как «intelligence», в русском имеет своим наиболее близким аналогом — «понятия».

В том самом смысле: ты, братан, способностью к пониманию обладаешь? Понимаешь, в чём суть? Ты по понятиям живёшь?..

Ну, гопники, они ведь так говорят?..

То есть т.н. «emotional intelligence» — это, конечно, никакой не «эмоциональный интеллект». Интеллект бывает только рациональный: никакого другого нету. Еmotional intelligence — это способность к пониманию чужих эмоций. То есть наличие понятия в этой сфере…

Ты, братан, понимаешь, что я сейчас чувствую? У тебя есть понятие, что пора бы уже и заднюю врубить?.. Или нет такого понятия?

От термина «intelligence» в русском образован и ещё один широко известный термин: «интеллигенция». Или «интеллигент».

Кто такой интеллигент, и что такое интеллигенция?

Как ни странно сие покажется неподготовленному уму, интеллигент — это тот самый, обладающий понятиями. И живущий по ним. Способный к пониманию. То есть да, вы не ошиблись: человек, живущий по понятиям — это не гопник, а интеллигент. А группа людей, способных к пониманию и живущих по понятиям, — это не криминальная бригада, и не банда, а интеллигенция.

А вот все прочие, не обладающие качественной способностью к пониманию, к осознанию подлинного содержания того, что происходит вокруг них, и что делают они сами, по понятиям не живут.

Они живут по закону.

Собственно, закон и есть набор правил для тех, для кого способность к адекватному пониманию — пока недостижимая роскошь. Ведь понимание требует усилия. Понимание предполагает, что каждый раз и каждую ситуацию следует оценивать заново: с учётом меняющегося контекста, обстоятельств, участников… Отказываться от привычных стереотипов, считывать второй, третий и так далее смысловой ряд происходящего… Смотреть на ситуацию, так сказать, с высоты птичьего полёта, а не с ракурса порося, нашедшего жёлудь…

А с законом куда проще: открыл — прочитал — выполнил.

В русской традиции, кстати, было своеобразное понятие «кон». Им обозначалось то же самое, что и термином «intelligence», и словом «понятия»: способность к пониманию. В том числе, к пониманию без прямого объяснения… Ну, и жили, соответственно, по кону. А не по за-кону, то есть жили без применения правил, выходящих за рамки кона…

Иными словами, общение равных с равными всегда основано исключительно на понятиях. На способности к пониманию. На интеллигентности. На коне.

А вот общение хозяев с рабами основано на законе. Собственно, закон для подчинённых и пишется, и подлежит к соблюдению только этими подчинёнными: но никак не написавшими их хозяевами…

Ну вот вы для своего ребёнка сколько правил установили? Каким законом ограничили его поведение? А на вас те же самые правила и законы распространяются?.. Или мама с папой как-то понятиями обходятся?..

То-то же. Как сказал Вовочка, подглядывая за родителями в спальне, «И эти люди запрещают мне ковырять в носу?!!..»

Если что, размышления на эту тему никак не связаны с моим первым высшим юридическим образованием и диссертацией по кафедре теории государства и права. Эти размышления — размышления психолога.

Дело в том, что я постоянно говорю: психология и психотерапия — это не про мораль, не про этику, и не про нравственность. И не про соблюдение закона.

Психология и психотерапия — это про адаптацию. Человек или адаптирован к миру, ментально и поведенчески, и тогда у него нет психологических проблем, или не адаптирован: и тогда проблем у него вагон.

При этом я систематически общаюсь с людьми, включая тех, кто позиционирует себя в качестве моих коллег, психологов, которые на голубом глазу, ничтоже сумняшеся, обсуждают, как в той или иной ситуации нужно вести себя с точки зрения закона.

Хотя очевидно, что психологическая проблема, будь то проблема внутренняя, или внешняя, может быть решена только при наличии понятия. Посредством способности к пониманию. Интеллигентности. Но никак не за-коном, то есть сводом правил, посредством которых хозяева регламентировали поведение слуг.

Тем не менее, тут и там звучат голоса психологов и их клиентов, предлагающих друг другу заглянуть в Конституцию. Или открыть Федеральный закон. Ну, или ещё что-то подобное почитать…

Ну, почитайте, если вам так интересно.

Что до меня, то, похоже, я такой же гопник, как и режиссёр А.Кончаловский. Хотя у меня-то, в отличие от него, даже есть конкретные профессиональные предпосылки к этому. В моём случае отсутствие «intelligence» как у меня самого, так и у людей, с которыми я работаю, это залог неудачи. Залог отсутствия профессионального результата, состоящего в решении психологической проблемы обратившегося ко мне человека.

Впрочем, наверное, и режиссёров сие тоже касается…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *